22.03.2021      40      0
 

Cтранствования по Средней Азии

Средняя Азия XIX века XIX век вошел в мировую историю как период, когда взоры европейских…


Средняя Азия XIX века

XIX век вошел в мировую историю как период, когда взоры европейских политиков, ученых, предпринимателей были прикованы к неизведанным и малодоступным уголкам Азии. Особое внимание уделялось изучению природных условий, истории, этнографии, религии и культуры народов Средней Азии.

Интерес к этому загадочному региону подогревался слухами о его несметных богатствах, самородном золоте, диковинных рынках, работорговле, самобытных обычаях, кочевой вольнице, фанатичных деспотах Хивы, Бухары, Коканда.

Огромное значение имело, разумеется, географическое и стратегическое положение региона, граничившего с Россией и индийскими колониальными владениями Великобритании.
В середине прошлого столетия основная часть территории Средней Азии входила в состав трех крупных государств-Хивинского, Бухарского и Кокандского. Земли восточного побережья Каспийского моря, прикопетдагских районов, долины Атрека, Гургена и Мургаба занимали туркмены.

Йомуты, гёклены, теке, сарыки и другие туркменские племена находились в той или иной степени зависимости от Ирана, Хивы и Бухары. Туркмены часто поднимали восстания против этих феодальных государств, беспрерывно воевавших между собой за обладание Закаспием.

Каджарские шахи, хивинские ханы, бухарские эмиры совершали карательные походы, грабя и разоряя туркменские кочевья и аулы. В 1858 и 1861 гг. в Закаспии, туркмены нанесли два крупных поражения иранской армии под Карры-Кала и Мервом.

В этой исторически сложившейся обстановке туркменские отряды совершали ответные набеги на приграничные районы (главным образом Хорасана), захватывая в плен мирное население, уводя скот и отнимая имущество. Непрерывные войны, доставлявшие неисчислимые бедствия простым иранцам, курдам, самим туркменам и другим народам, служили источником работорговли.

В этой связи необходимо отметить, что торговля невольниками-мусульманами, имевшая весьма ограниченный характер в эпоху раннего ислама, обрела большой размах с образованием держав Шейбанидов и Сефевидов в Средней Азии и Иране.

В XVI в., после возникновения этих феодальных государств, проводившийся ими захватнический курс облачался, как правило, в форму религиозного противоборства. Правящие суннитские круги Хивы, Бухары, Коканда и идеологи шиизма, ставшего официальной государственной религией Ирана, считали друг друга «отступниками», «еретиками» и «неверными».

Шиито-суннитская религиозная нетерпимость была идеологической основой постоянных грабительских набегов и войн, захвата и продажи в рабство пленных. В орбиту этой политики оказалось вовлеченным и подвластное им оседлое, кочевое и полукочевое население: узбеки, туркмены, каракалпаки, кызылбаши, каджары, абдали, гильзаи и другие племена Средней Азии, Ирана, Афганистана.

Феодально-клерикальные круги этих стран с помощью родо-племенных вождей организовывали нападения на соседей, захватывая добычу и массу пленных. Они посылали отряды и для наказания проявлявших непокорность кочевников, а также для подчинения родственных племен и кланов.

В середине XIX в. земли низовий Амударьи, части Приаралья и Северного Прикаспия входили в состав Хивинского ханства, населенного в основном узбеками. Потомки бывших кочевых узбеков — кунграты, найманы, кипчаки и другие племена- расселялись вдоль крупных оросительных каналов. Подвластные Хиве туркмены обитали на северо-западных
границах ханства, а также в нынешней Ташаузской (Дашковузской) области (велаяте) Туркменистана. Узбеки и часть туркмен населяли малочисленные города, где жило и немало сартов — отюреченных по языку потомков древних хорезмийцев. Хивинскими подданными считались и каракалпаки дельты Амударьи, переселившиеся сюда в XVIII — начале XIX в.

Хивинское государство переживало в середине XIX в. нелегкую пору своей истории, характеризовавшуюся беспрерывными народными волнениями и междоусобной борьбой.

Узбекские, туркменские, каракалпакские племенные вожди и знать стремились захватить политическую власть и установить свое господство над ханством.

Рост крупного землевладения, нещадная эксплуатация в Хиве крестьян и ремесленников вызывали многочисленные протесты, выливавшиеся в крупные мятежи. Упорный характер носила борьба с ханской властью туркмен-йомутов, предводитель которых Ата Мурад в 50-60-х годах XIX в. не раз обращался в Петербург с просьбой о принятии в российское подданство. Таково было положение в Хивинском ханстве при Сеид Мухаммед-хане (1856—1864)..

Территориальное ядро Бухарского эмирата состояло из плодородных земель долин Зеравшана и Кашкадарьи. В пределы ханства входили также левобережье Амударьи в её среднем течении, некоторые области афганского Туркестана и часть нынешнего Северного Таджикистана. Правившая в Бухаре династия Мангытов с трудом удерживала в повиновении население своих обширных владений. Фактически самостоятельными или полузависимыми были наместники и беки Шахрисябза, Гиссара, Джизака, Ура-Тюбе,
Балха, Меймене, Андхоя.

Бухарское ханство населяли в основном узбеки и таджики, а также туркмены и присырдарьинские казахи. Менее значительные группы кочевого и оседлого населения составляли каракалпаки, занимавшие степные просторы на севере ханства.

Население Бухары, как и Хивы, занималось главным образом земледелием и скотоводством. Около половины жителей вело оседлый образ жизни. Основой сельскохозяйственного производства был труд эксплуатируемых феодалами и государством крестьян, хотя в земледельческом хозяйстве применялся и труд рабов. А. Вамбери сообщает о значительном количестве невольников в Бухаре и Хиве и их потомков, отпущенных на волю.

Бухара играла важную роль в торговых и экономических связях между Россией, странами Западной Азии и Дальнего Востока. Крупными городами эмирата помимо Бухары были
Самарканд и Карши, славившиеся искусными ремесленниками.

Бухара пользовалась репутацией одного из крупных центров мусульманского богословия.

Бухарский эмират представлял собой типичный образец восточной феодальной деспотии, опиравшейся на идею мусульманской теократии. Вместе с тем власть эмира нередко ограничивалась волей придворных клик, могущественных фаворитов, сильных предводителей кочевых племен. Верховные правители Бухары, носившие громкий титул «имом уль-муслимин», отличались, как правило, фанатизмом и жестокостью.

Неуравновешенный Насрулла (1827-1860) при всей своей набожности пользовался репутацией «безумного развратника» и «мясника» (кассаб). Очень немногим, в сущности, отличался от него Музаффар ад-Дин (1860-1885).

Бухарский эмират граничил на востоке с другим крупным среднеазиатским государством — Кокандским ханством. Политическим и экономическим центром этого образовавшегося в середине XVIII в. феодального владения была Ферганская долина.

К середине XIX в. Кокандское ханство постепенно расширило свою территорию до Памира, среднего течения Сырь-дарьи, долины реки Или, западного Тянь-Шаня и пределов Кашгара.

Между кокандскими и бухарскими правителями шла жестокая и упорная борьба за обладание Ходжентом и прилегающими районами-Ура-Тюбе и Джизака.

Население ханства состояло из оседлых и кочевых народов: узбеков, таджиков, казахов, дунган, киргизов, каракалпаков.

Крупными городами помимо Коканда были Андижан, Наманган, Маргелан. Жители Ферганской долины и присырдарьинских районов занимались главным образом земледелием, кочевники Южного Казахстана, Семиречья, равнинных и горных районов Припамирья-скотоводством. Население ханства вело оживленную торговлю с Кашгаром, Западной Сибирью, Бухарой, Афганистаном.

Господствующее положение в Кокандском ханстве принадлежало возглавлявшейся династией Минг оседлой и кочевой знати, получавшей содержание из казны и владевшей землями, которые давались за военную и гражданскую службу. Основную категорию земель, как и в Бухарском и Хивинском ханствах, здесь составляли государственные (амляк), частновладельческие (мильк) и вакфные земли. Незначительное количество земель принадлежало сельским общинам, кочевым племенам и крестьянам-мелким собственникам и арендаторам. Земледельцы и скотоводы уплачивали многочисленные налоги, большей частью в натуральной форме. Государство обирало и ремесленников, а также купцов.

Существовавшая в ханстве система отдачи налогов на откуп была постоянным источником злоупотребления, произвола и насилия.

Деспотическая форма правления, огромные поборы, враждебные межэтнические отношения породили волну освободительных и антифеодальных восстаний. Широким размахом отличались движения кочевых народов-казахов, киргизов, кипчаков, активно выступавших против ига кокандских феодалов. Начиная с середины 50-х годов XIX в. в Кокандском ханстве происходит ряд крупных восстаний против Худояр-хана (1845-1876).

В 60-70-х годах присырдарьинские области, Семиречье, земли Ферганской долины и Памира вошли в состав Российской империи. Были также присоединены Ташкентское владение (1865 г.), Бухарский эмират (1868 г.), Хивинское ханство (1873 г.), Закаспийский край (1885 г.).

 


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ашхабаду — 140

Ашхабаду — 140

В предгорьях Копетдага раскинулся один из красивейших городов Центральной Азии – столица современного...

От культуры буддийских монахов

От культуры буддийских монахов

Уважать друг друга и учиться друг у друга За исключением тех случаев, когда мы вспоминаем о громадных...

Богов приносящие греки

Богов приносящие греки

Греческое влияние в Центральной Азии Школьники и студенты во всем мире изучают вторжение Александра...

Напишите мне